"ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ИСКУССТВА К ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ"

В 1855 году Николай Гаврилович Чернышевский подготовил магистерскую диссертацию "Эстетические отношения искусства к действительности".

3 мая 1855 года она была напечатана в типографии Петербургского университета, а 10 мая 1855 года состоялась ее защита, которая стала большим общественным событием. В этой работе он подвергал резкой критике эстетику идеалистов и теорию «искусство для искусства». Диссертация была принята и допущена к защите, но степень не была дана автору, так как кто-то успел настроить против Н.Г. Чернышевского министра народного просвещения А.С. Норова, который возмутился "кощунственными" положениями диссертации. В среде университетских чиновников работа Н.Г. Чернышевского была воспринята как революционное выступление. Либеральные идеологи также выступили в журналах с критикой его материалистической эстетики. Среди активных участников дискуссии, вызванной диссертацией, были И.С. Тургенев, П.В. Анненков, В.П. Боткин. С работой Н.Г. Чернышевского и его взглядами на природу искусства был знаком А.И. Герцен. Позже, после ареста Н.Г. Чернышевского, "Колокол" опубликовал описание самой защиты этой диссертации и высказал поддержку взглядов автора. Диссертация была утверждена только через три с половиной года. Идеи, высказанные в диссертации, оказали сильнейшее влияние на демократическое искусство 50-70 годов ХIХ века, особенно на поэзию Н.А. Некрасова и творчество художников-"передвижников".

Из "Авторецензии" Н.Г. Чернышевского на диссертацию:

"Системы понятий, из которых развились господствующие доселе эстетические идеи, уступили ныне место другим воззрениям на мир и человеческую жизнь, быть может, менее заманчивым для фантазии, но более сообразным с выводами, которые дает строгое, непредубежденное исследование фактов при настоящем развитии естественных, исторических и нравственных наук. Автор рассматриваемой нами книги думает, что при тесной зависимости эстетики от общих наших понятий о природе и человеке, с изменением этих понятий должна подвергнуться преобразованию и теория искусства. Мы не беремся решить, до какой степени справедлива его собственная теория, предлагаемая в замену прежней, - это решит время, и сам г. Чернышевский признается, что "в его изложении может найтись неполнота, недостаточность или односторонность"; но действительно, надобно согласиться, что господствующие эстетические убеждения, лишенные современным анализом метафизических оснований, на которых так самоуверенно возвысились в конце предыдущего и начале нынешнего века, должны искать себе других опор или уступить место другим понятиям, если не будут вновь подтверждены строгим анализом. Автор положительно уверен, что теория искусства должна получить новый вид, - мы готовы предположить, что это так и должно быть, потому что трудно устоять отдельной части общего философского здания, когда оно все перестраивается..."

"Прекрасное есть жизнь"

Осенью 1853 года произошла встреча Чернышевского с Некрасовым. Некрасов отнесся к молодому критику с большим интересом и полным доверием. С этого момента делом жизни Чернышевского стал журнал "Современник".

Тогда же Чернышевский возобновляет работу над диссертацией, тема которой привлекла его внимание еще в студенческие годы, - "Эстетические отношения искусства к действительности".

Чернышевский рано проникся мыслью (в этом ему помогли статьи Белинского), что литература играет существенную роль в жизни человеческого общества. Поэтому он считал важным разобраться, в каком соотношении между собой находятся искусство и действительность, в чем причина его воздействия на человека. Необходимо было также понять и сказать современникам, каким требованиям должно отвечать искусство, чтобы роль его в жизни общества стала еще более значительной. Все это вопросы, изучением которых занимается эстетика.

В период обострившихся социальных противоречий и широкого распространения теории чистого искусства Чернышевский решил сказать свое слово об искусстве - слово материалиста и демократа. Он был готов к тому, что не услышит одобрения, что едва ли даже будет понят теми, кто призван решать его судьбу как ученого.

Около двух лет пришлось добиваться разрешения на защиту диссертации: все в ней было ново и непривычно. Перед самой защитой (диспутом) диссертация попала в руки министра просвещения, который пришел в ужас. Но отменить обсуждение диссертации не удалось: оно уже было официально объявлено.

Защита состоялась в мае 1855 года. В аудитории, которая, по словам современника, была битком набита слушателями, находились и единомышленники, и ярые противники Чернышевского.

В центре внимания Чернышевского - вопрос о соотношении искусства и жизни, о прекрасном, т.е. о наиболее совершенном в искусстве. Вокруг этих вопросов в разные времена разгорались ожесточенные споры, так как представления человека о прекрасном в искусстве, о назначении искусства теснейшим образом связаны с его политическими и философскими взглядами.

Труд Чернышевского насквозь полемичен. Он направлен против широко распространенных представлений (в основе своей идеалистических) о том, что искусство независимо от действительности, что его источником является не жизнь, а некая идея прекрасного, поднимающая искусство над жизнью.

В основе диссертации Чернышевского лежит мысль, что источником прекрасного в искусстве является жизнь, так как именно в ней сосредоточено для человека самое прекрасное и значительное. Вывод к которому он приходит, таков: "Прекрасное есть жизнь". Из этого вытекает, что ничто не может возвысить искусство так, как сближение его с жизнью.

Значит ли это, что, с точки зрения Чернышевского, жизнь всегда прекрасна? Отнюдь нет. В утверждение "прекрасное есть жизнь" автор вносит одно уточнение: прекрасны в жизни те явления, в которых мы видим жизнь такой, какой она должна быть по нашим понятиям. Долг писателя - подвергать критическому анализу все, что мешает жизни быть прекрасной.

Развивая мысль о прекрасном, Чернышевский приходит к выводу о том, что у разных классов общества складываются разные представления. Чернышевский был первым мыслителем, который связал представление народа о прекрасном с представлением о разумном и здоровом труде.

Вслед за Белинским Чернышевский всемерно стремится раздвинуть границы искусства, обогатить его содержание. Предметом художественного изображения должна быть вся область жизни и природы, и в первую очередь разнообразный мир социальных явлений и внутренняя жизнь человека. "Общеинтересное в жизни - вот содержание искусства",- утверждает он.

Перед искусством, с точки зрения Чернышевского, стоят следующие задачи: воспроизведение жизни, объяснение жизни и вынесение ей приговора. Великая цель искусства - помочь человеку лучше понять жизнь, стать подлинным учебником жизни. Истинный художник, по Чернышевскому, не только воссоздает и объясняет жизнь, но и оценивает ее с позиций своего идеала. Тем самым он ведет читателя за собой, воспитывает его, поднимая до уровня этого идеала. И тогда его творения действительно превращаются в учебник жизни.

Диссертация Чернышевского вызвала горячее одобрение одних и резкое осуждение других. Среди тех, кто не принял труд Чернышевского был Тургенев и Лев Толстой. В словах автора о том, что прекрасное в искусстве менее значительно, чем прекрасное в действительности, увидели недооценку искусства. Надо сказать, что отдельные полемически заостренные суждения Чернышевского давали основание для подобных обвинении. Так, он писал: "...произведения искусства решительно не могут выдержать сравнения с живой действительностью". Или: "Гораздо лучше смотреть на самое море, нежели на его изображение, но, за недостатком лучшего, человек довольствуется худшим..."

Однако не эти суждения, высказанные в пылу ожесточенного спора с распространенной в те годы точкой зрения, характеризовали общее направление теоретической мысли Чернышевского. Автор диссертации понимал, что произведения искусства создаются не для того, чтобы подменять ими явления живой действительности, а для того, чтобы раскрывать внутренний смысл этих явлений. Не принижением искусства веет от эстетической программы Чернышевского, а признанием его высокой ценности для человека. Недаром Чернышевский в статье, написанной по поводу диссертации и разъясняющей ее смысл, говорил, что труд этот весь проникнут уважением к искусству за его великое значение для жизни.

Прав был один из почитателей Чернышевского, увидевший в его диссертации проповедь гуманизма, целое откровение любви к человечеству, на служение которому призывалось искусство. К этой проповеди прислушивались не только писатели, близкие Чернышевскому по убеждениям,- Некрасов, Салтыков-Щедрин, Островский; настойчивый призыв вникать в действительную жизнь, иначе говоря, развивать и углублять реализм в соответствии с потребностями времени, несомненно, имел значение и для Тургенева, и для Толстого, и для Достоевского.

Идеи Чернышевского глубоко западали в души художников, композиторов, деятелей театра. Творчество художников-передвижников (В.Г. Перов, И.Н. Крамской и др.), группы композиторов, которая получила название "Могучей кучки" (М.А. Балакирев, М.П. Мусоргский, А.П. Бородин и др.), было одухотворено любовью к человечеству, мыслями о благе народа, уважением к действительной жизни.

Диссертация Чернышевского - важнейший этап в развитии науки об искусстве (эстетики). Этот труд помог понять, что прекрасное в искусстве неразрывно связано с познанием жизни, с проникновением в сложный мир человеческих отношений и что важнейшее назначение искусства - воспитывать человека в духе высоких общественных и нравственных идеалов.

"Эстетические отношения искусства к действительности" - одно из главных философско-эстетических произведений Чернышевского, являющееся диссертацией на соискание ученой степени магистра русской словесности. Автор ставит в нем задачу выработать новую концепцию эстетического мышления, соответствующую изменениям в мировоззрении и методологии, которые происходили в сер. XIX в. в европейской и русской культуре.

"Уважение к жизни", недоверчивость к спекулятивно-умозрительным выкладкам, стремление к реалистическому истолкованию фактов и понятий - вот, с точки зрения Чернышевского, основные принципы "современного направления", которые он стремится распространить и на эстетику. С этой позиции в диссертации анализируется содержание и смысл фундаментальных эстетических категорий: прекрасного, возвышенного, комического и трагического. Критически переосмыслив гегелевское понимание прекрасного как соответствия предмета (образа) своей идее, Чернышевский отверг в нем трансцендентализм и выдвинул взамен него принцип самодостаточности объективной действительности. Меркой прекрасного при этом выступает не какая-то высшая духовная реальность, а собственная природа предмета и наши представления о полноте жизни. Красота в данной трактовке оказывается уже не абсолютной, а относительной и, в частности, обусловленной социально и исторически. Например, идеал женской привлекательности, тесно связанный с проявлениями физического здоровья (яркий румянец, крепкое телосложение и т.п.), для верхних слоев общества слишком груб, и наоборот, "воздушная" светская дама простолюдину покажется не столько прекрасной, сколько болезненной. Эстетический вкус, по Чернышевскому, не требует какого-то безукоризненного совершенства, о котором идеалистическая эстетика толкует со времен Платона, а удовлетворяется просто "хорошим". Человеку нужен не отвлеченный идеал, не фантазия, а приблизительное соответствие его представлениям о красоте, одухотворенное ощущением жизненной силы и энергии. За этим и близкими к ним суждениями стоит определенное понимание субъекта эстетического вкуса и оценки, обосновываемое принципами антропологического материализма. "Эстетический человек" Чернышевского - это всегда "естественный" человек, взятый в единстве его телесных и духовных качеств, человек с "истинными", т.е. удовлетворяемыми в действительной жизни, а не "мнимыми", "искусственными" потребностями. Критерием различия между "истинными" и "ложными" потребностями, по Чернышевскому, является практика. "Практика, - писал он, - великая разоблачительница обманов и самообольщения не только в практических делах, но и в делах чувства и мысли". Понятие практики в диссертации специально не анализируется и нередко смешивается с такими категориями, как "жизнь" и "действительность". Вместе с тем из разъяснений, приведенных Чернышевским в авторецензии на диссертацию, видно, что "практика" и "действительность" определяются им через антитезу материального и идеального, через противопоставление одновременно и реальной жизни, и реальной мысли необоснованным фантазиям и "праздной мечте". Чернышевский не принимает традиционную для эстетики трактовку искусства как деятельности, направленной на удовлетворение стремления к прекрасному. Взамен он предлагает собственное определение искусства как "воспроизведения природы и жизни". Такие виды "практического умения", как архитектура, ювелирное искусство, садоводство,конструирование одежды, при этом из сферы собственно искусства выводятся. Художественное творчество, считает Чернышевский, соединяет мысль и образ. Оно есть способ объяснения, познания действительности и произнесения "приговора над нею". Однако качественного различия между объективной действительностью и "эстетической реальностью", создаваемой художником, Чернышевский не проводит. Его концепция нацеливает на поиск художественной правды, но недооценивает самостоятельность творческой фантазии и способность с ее помощью "пересоздавать" мир. Отсюда излишне категоричная и упрощенная формула Чернышевского, согласно которой "создание искусства" всегда "ниже прекрасного в действительности". Убедительно показать назначение искусства, раскрыть причины его возникновения и существования на этой основе не удается. Рассуждения Чернышевского на эту тему порой малоудовлетворительны, упрощены. Он, например, утверждает, что суть искусства в том, чтобы "помочь нашему воспоминанию" о других людях или о каких-то явлениях. В эпоху, когда уже была изобретена техника фотографии, такая постановка вопроса кажется наивной. Но с этими относительно слабыми местами в диссертации Чернышевского уживаются плодотворные мысли, глубоко раскрывающие природу художественного творчества. Это касается, в частности, утверждения о том, что предметом искусства является вся сфера "общеинтересного".

Диссертация Чернышевского сыграла заметную роль в развитии творческого самосознания русской художественной культуры 2-й пол. XIX в. В этом отношении ее историческая судьба была яркой, но непростой. Ряд крупнейших художников, а также писателей (Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский и И.С. Тургенев) ее отвергли. Но вместе с тем Чернышевский сильно повлиял на передвижников, на демократическую художественную критику. При этом его авторитет в эстетике был значительно шире сферы воздействия его философских и социально-политических взглядов. Так, В.С. Соловьев, критически относясь к философии Чернышевского, тем не менее, высоко оценивал его эстетические труды, рассматривая их как начало положительной эстетики.




<<<Назад

Музеи России Яндекс.Метрика