Перечитывая Чернышевского

Примерно с середины 1930-х годов имя Чернышевского вошло в список предтеч великой революции 1917 года, плавно преодолевая путь от роли революционера-демократа к образу окончательно революционному. Так родилось пресловутое утверждение о том, что Чернышевский звал « Русь к топору»; так сформировалось направление исследований его творчества, трактовка, о которой писал В.Ф.Антонов: «Она-то, насквозь политизированная, …и заморозила исследовательскую мысль, поощряя лишь поиск в творческом наследии Чернышевского таких фактов, которые служили бы доказательством ее верности». Е.Л.Рудницкая по этому же поводу пишет, что Чернышевский «не только обеднялся, но глубоко искажался, изымался из широкого контекста исканий русской мысли».

В конце 1980-90гг., на фоне объективных общественно-социальных процессов, возникает особый период «отрицающего», «ниспровергающего» интереса к именам прежних кумиров, в том числе и к имени Чернышевского. На первом этапе участие научной общественности выразилось в исчезновении фундаментальных исследований на тему « по большей части искусственно причисленных к ныне клеймимой касте революционных демократов». Эти имена вычеркиваются из школьных программ на фоне общего сокращения часов, отведенных гуманитарным дисциплинам, и только ищущая острые информационные поводы пресса выбрасывает на страницы периодических изданий разнообразные «сенсационные материалы».

Но это время стало и временем преодоления стереотипа восприятия, демифологизации образа Чернышевского, нового взгляда на роль героев 2-ой половины 19 века; научное сообщество, перечитывая Чернышевского, переосмысливает труды и место Чернышевского в русской общественной мысли, по-новому исследует процессы, отношения, контакты, столкновения идей и участников этих столкновений. Именно такого рода идеи звучали на музейных конференциях «Чернышевский и его эпоха».

Начало традиции проведения научных конференций в музее Н.Г.Чернышевского связано с именем известного филолога Александра Павловича Скафтымова, в 1940-е годы ведавшего в музее научной работой. Ежегодными научные чтения стали с юбилейного 1978 года; с конца 1990-х гг. они стали международными. По итогам чтений издаются сборники научных статей; в 2012 году выходит его восемнадцатый выпуск.

Возродившийся интерес ученых к общественной мысли 1960-х гг. 19 века материализуется в целом ряде фундаментальных исследований, по-новому рассматривающих экономические, политические, эстетические взгляды Н.Г.Чернышевского, его историческую концепцию, смысл его полемики со славянофилами и западниками, его роль для последующих поколений. Представленные в витрине издания ни в коей мере не претендуют на исчерпывающий список литературы, «свежим взором» посмотревшей на - без всякого преувеличения - мифологизированную фигуру Чернышевского. Но труды «присутствующих» авторов составляют многогранный, многосторонний образ героя своего времени, образ, расчищенный от идеологического шлака, соотнесенный и со своими трудами, и со своими современниками, и со своим временем. Здесь книга « Чернышевский. Pro et contra», в которой А.А.Демченко собрал, столкнул голоса пишущих о Чернышевском – и современников, и потомков; статья Е.Л.Рудницкой « На пересечении русской мысли: Чаадаев и Чернышевский», сближающая «обоих мыслителей в их этической устремленности, в присущем им утверждении активного человеческого начала», в убежденности обоих в свободе «русских людей выбирать лучшие пути жизни». Представлена работа В.Ф.Антонова «Н.Г.Чернышевский. Общественный идеал анархиста», на материалах воспоминаний доказывающая, что историческая концепция Чернышевского «не оставляет никаких сомнений в том, что Чернышевский не принадлежал к тем общественным деятелям, которые избрали средством прогресса социальное насилие»; книга Н.А.Троицкого «Крестоносцы социализма», утверждающая, что « и все-таки к топору Чернышевский Россию не призывал ни до, ни во время революционной ситуации». Монография З. Рустамовой «Концепция человека в наследии Чернышевского» представляет идею несомненной актуальности этических позиций Чернышевского: « Изучение его (Чернышевского) с высоты сегодняшнего дня, полного нравственных и этических проблем, становится важным для выяснения того, «откроются ли источники нравственной жизни, подлинные, вековечные, окончательные… явятся ли они не как догмат, принцип и правило, а как последняя и сейчас единственная возможность человеческого выживания». Постоянный участник музейных конференций японский ученый Оя Он рассматривает экономические идеи Чернышевского и их влияние на современную экономическую мысль.

Труды и мысли Чернышевского в новом прочтении – материалы сборников по итогам научных чтений в музее, в которых публикуются работы историков, филологов, социологов, философов и музейных сотрудников.

Важно и то, что постепенно фигура Чернышевского становится предметом интереса популярных изданий.

Вышедший в еженедельнике «Наша история. 100 великих имен» номер, посвященный Н.Г.Чернышевскому, говорит о нем как о «человеке, задавшем главный вопрос», и выясняет, «в чем притягательная сила его личности и взглядов»; писатель Д..Быков в новом популярном журнале «Дилетант» исследует «тайну Чернышевского»; остро - публицистически звучит статья В.Смирнова «Зачем кусать груди кормилицы?» - резкая отповедь появившейся в газете «Известия» в дни 180-летия писателя разухабистой колонке К.Кедрова, собравшей в себе весь арсенал обывательских представлений о жизни и личности Н.Г.Чернышевского.

Надеемся, что проходящие в музее ежегодные международные чтения «Чернышевский и его эпоха» будут собирать заинтересованную научную общественность под знаком взвешенного возвращения к трудам и идеям деятелей 60-х годов 19 века

Д.Г.Сапожникова
заведующая экспозиционным отделом
Музея-усадьбы Н.Г.Чернышевского.

<<<Назад

Музеи России Яндекс.Метрика