ЛЕРМОНТОВ В БИОГРАФИИ И ТВОРЧЕСКОМ СОЗНАНИИ ЧЕРНЫШЕВСКОГО

Последним по времени специальным обращением к теме была статья А. В. Карякиной [13]. Ей непосредственно предшествовали работы М. И. Перпер [21], М. П. Николаева [19], автора статьи в «Лермонтовской энциклопедии» [15: 613—614]. Косвенно тема затрагивалась во многих монографиях, посвященных Лермонтову [см., напр.: 34: 245]. И, тем не менее, представляется полезным вновь обратиться к соответствующим материалам, определенным образом их систематизируя и дополняя. Первое упоминание Чернышевского о Лермонтове, указывающее на самое раннее его знакомство с творчеством поэта, встречается в «Автобиографии», в той ее части, где речь шла о детском круге чтения. Отдельным абзацем, тем самым выделяя имя среди других, сказано: «Я знал чуть не все лирические пьесы Лермонтова» [30: Т. I. 634]. Можно предположить, что в руках юного «библиофага» («я сделался библиофагом, пожирателем книг, очень рано» — [30: Т. I. 632] ) было первое издание стихотворений Лермонтова [26]. В ту пору Чернышевский числился учеником саратовского духовного училища (1836—1842), а затем стал семинаристом (1842—1846). Память Чернышевского удержала знакомство в его детские годы с дальней родственницей А. П. Архаровой, «благородной, почтенной женщиной», «умной и очень рассудительной», которой в «Автобиографии» уделено немало места [30: Т. I. 622—623]. По воспоминаниям двоюродной сестры Чернышевского Е. Н. Пыпиной, Александра Павловна Архарова, урожденная Морщикова, дочь землемера. После смерти матери осталась сиротой в трехлетнем возрасте и взята на воспитание саратовской помещицей, «какой-то княгиней», «у которой в имении, кроме молоденьких родст¬венниц, было всегда еще две-три воспитанницы и к которой каждое лето приезжал родственник, Михаил Юрьевич Лермонтов», учившийся тогда еще «в корпусе». В эти свои приезды, по словам А. П. Архаровой, Лермонтов «ужасно донимал родных и чужих девиц раз¬ными шутками и насмешками необыкновенными», «так что, как он приедет, так нам мучение одно: насмехается, шутит такими шутками, какие нас оби¬жали». В доме княгини Александра Павловна получила хорошее образова¬ние и воспитание, она «журналы брала читать и читала не одни повести и рассказы» [31: Т. 1. 717—718]. Домашняя библиотека отца Чернышевского, протоиерея и градского благочинного, состояла в основном из книг религиозной направленности, но, по свидетельству младшего двоюродного брата Н. Г. Чернышевского Александра Пыпина, выросшего в той же среде, «к нам проникала новейшая литература. Гаврила Иванович, очень уважаемый в городе, имел довольно большой круг знакомства в местном богатом дворянском кругу, и отсюда он брал для сына (с детства жадно любившего чтение), новые книги <…>; у нас бывали свежие томы сочинений Пушкина, Жуковского, Гоголя, некоторые журналы…» [33: 104]. Из журналов Чернышевским назывались, в частности, «Отечественные записки» [30: Т. I. 634], в которых, как известно, в 1840—1841 гг. печатались и стихотворения Лермонтова. В 1903 г. А. Н. Пыпин, выступая на заседании, посвященном 75-летию со дня рождения Чернышевского, вспоминал о его поэтических увлечениях: «Он был уже богат сведениями, которые сохраняла его редкая память; в поэзии он носился с Шиллером, Жуковским и Пушкиным. Его увлекали поэтические картины <…>» [22: 340]. Пыпин не называет Лермонтова лишь случайно, и к его сообщению исправляющим комментарием служат вышеприведенные признания самого Чернышевского. Чтение семинариста выходило далеко за пределы знаний тогдашних бурсаков. «В сороковых годах, — свидетельствовал современник, проходивший семинарскую науку хотя и не в Саратове, но в одно время с Чернышевским, — в Б-скую бурсу не проникли еще ни Лермонтов, ни Гоголь. Даже Пушкин многим был известен только понаслышке». О Белинском ученик семинарии «и не слыхивал, а «Отечественных записок» и в руках не держал» [16: 161].


Скачать статью полностью в формате Microsoft Word (*.doc)

<<<Назад

Музеи России Яндекс.Метрика